Не запирайте вашу дверь, 13 глава

Под нами многометровая толща снега. На окружающих склонах многие миллионы кубометров медлительно текущего льда. И вокруг на многие километры ни одной живой души. Мы как будто на другой планетке — оторваны от всего земного мира. Сказочное королевство! Тут моя творческая мастерская, моё рабочее место.

Горы обучили вытерпеть, обучили умению адаптироваться Не запирайте вашу дверь, 13 глава к обстановке, создавать для себя рабочие условия, комфортность и отыскивать наслаждение в самых неблагоприятных обстоятельствах. И, если уж так складывается, то и третировать ради работы наслаждением и комфортом. Вобщем, понятие «комфорт» очень условно и лично. Для нас это возможность растянуться в полный рост в палатке и наличие вблизи снега Не запирайте вашу дверь, 13 глава либо льда, чтоб добыть воду для чая. Если, естественно, есть ещё бензин в примусе либо газ в баллоне…

Еще одна высотная ночь брызжет метеоритами, содрогается редчайшими снеговыми обвалами. Только кашель нарушает стылую тишину. Равномерно снизошло прерывающееся запамятоватьё тревожного, неглубокого сна.

14 апреля.

Звёзды медлительно увядают. Из прозрачного, светлеющего на очах Не запирайте вашу дверь, 13 глава полумрака утренних сумерек, на фоне зардевшегося румянца зари, выявляется ломаная линия вершин. Рассвет плавненько перекрашивает бирюзу неба в нежнейшие фиолетовые цвета с золотистыми цветами.

Из туманной рассветной дымки, равномерно обретая контрастность и объёмность, медлительно появляется мистический в собственной грандиозности Гималайский хребет: вознесённые в небесную пучину, облитые слепящей солнечной яркостью ледяные Не запирайте вашу дверь, 13 глава громадины — прекрасные, совершенные, нескончаемые творения природы.

Замечательная краса. И мощь, поражающая воображение, вызывающая нервный озноб.

А над красивыми большими горами — большущее красивое небо.

Тут много гор, но от их не тесновато. И над горами сильно много неба, но под ним не скучновато. Тут много места очам и разуму Не запирайте вашу дверь, 13 глава. Тут расслабленно сердечку и отрадно душе.

...Ночкой палатки оледенели и вмёрзли в снег. Сворачиваем – они звучно хрустят.

В 6-30 выходим. Снег под ногами жёсткий и шершавый, как бетон. Без ледорубов, только с лыжными палочками на крутизне некомфортно. Тут лучше не падать. Если не разобьёшься, то уж сотрёшься точно.

...Карабкаемся по заледенелым скальным полкам Не запирайте вашу дверь, 13 глава, продираемся через густые заснеженные заросли.

В конце концов выкарабкались на гребень, и пред нами открылся широкий снежный цирк, за которым в ярчайшем тёплом свете разгорающегося денька возвышается Макалу. Гора искрится в небесной сини. Её гребни поблескивают. Повдоль их реют на утреннем ветру розовые снежные флаги. Гора Не запирайте вашу дверь, 13 глава великолепна, как профессиональная статуя. Как будто не грубые и необузданные тектонические горообразовательные процессы вознесли её на порог стратосферы, а изваяна она сказочными волшебниками из конгломерата неба и земной тверди.

...Поднимаемся по заснеженной скальной пиле, обходя по жёсткому крутому снегу вереницу жандармов. Время от времени перелезаем через их в лоб.

Слева открылся очередной Не запирайте вашу дверь, 13 глава крутой снежный цирк, обрывающийся в глубочайшее, забитое тучами ущелье. С его обратного склона падает по горам водопад – колоссальный, превосходный.

Справа наш гребень обрывается в бездонную пропасть. В её глубине облака. За ней вдалеке гряда снеговых гор, над которыми светится красивая Канченджанга. Потоки тропического ветра сталкиваются в синеве с Не запирайте вашу дверь, 13 глава ледяным горным воздухом и в этом месте незапятнанное, ясное небо в один момент застилается одномоментно возникающими тучами.

...Шаг за шагом, метр за метром, минутка за минуткой, час за часом — идём ввысь. Снег раскис под горячим солнцем. Идём, глубоко проваливаясь. Когда останавливаемся отдохнуть — всякий раз — солнце скрывается за облаком, и Не запирайте вашу дверь, 13 глава мы начинаем леденеть. А когда необходимо идти — солнце раскрывается и жарит беспощадно. «Закон подлости» в действии.

... Напряжённый траверс снежных склонов над глубочайшим скальным обрывом…

...Вышли на крутую снежную перемычку. Это южная седловина перевала Шиптон-Ла. Высота 4200. Маленькой спуск и вновь ввысь, ещё выше. Пересекаем снежный склон, изборождённый лавинами Не запирайте вашу дверь, 13 глава.

...Длинный крутой подъём ко 2-ой перемычке перевала. Задыхаясь, месим ногами рыхловатый снег. В конце концов взобрались на широкую снежную седловину. По карте её высота 4800. Тут полощутся на ветру молитвенные буддистские флаги и ленты с мантрами. Тенги ещё подвесил к гирлянде флажки и ленту — за наш фуррор.

...Спустились в Не запирайте вашу дверь, 13 глава широкий снежный цирк, чтоб из него скоро взойти на последующую седловину. Она выведет в ущелье Барун. А река Барун вытекает из ледника Барун. Это уже наш ледник. В его верховьях, у подножья Макалу, друзья ожидают нас в Базисном лагере. До него идти ещё некоторое количество дней.

...Склон качается в очах синхронно с Не запирайте вашу дверь, 13 глава усталыми шагами. В теле вялость, неприятная слабость. Злое высотное солнце невыносимо слепит и обжигает. А воздух ледяной. Нет тут в воздухе водяных паров, нет долинной пыли и копоти, сам воздух так разрежён, что солнечным лучам нечего в нём нагревать.

Солнце призывно и поощрительно улыбается нам — загорайте Не запирайте вашу дверь, 13 глава! Но на этой высоте, при местной чистоте и прозрачности воздуха, солнечные лучи практически испепеляют кожу. Поэтому не о загаре заботимся, а о защите от него — всё время на лицах солнцезащитные маски, и ещё мажемся защитными мазями, кремами.

...Движемся медлительно, пробивая глубокую траншею в рыхловатом снегу. Вокруг королевство снега и льда Не запирайте вашу дверь, 13 глава, а мы подыхаем от африканской жары и жажды. На данный момент под нашими ногами огромное озеро — замёрзшее, заваленное снегом. В центре цирка в мульде снег протаял и призывно поблескивает талая вода. Осознаем, что тут очень обгорим. Но сил уже совершенно нет, и мы останавливаемся около воды на обеденный Не запирайте вашу дверь, 13 глава привал. Сверху укрылись зонтами. Но солнце достаёт снизу, отражаясь от снега.

Одно скопление, висящее чуток в стороне и выше других, вдруг озарилось по контуру радугой. Просветы в облаке тоже окаймлены радужными цветами. Прекрасно! Мы такое с Витей Буйленко следили в один прекрасный момент на Памире, поднимаясь с ледника Гармо на гребень Не запирайте вашу дверь, 13 глава хребта ОПТЭ. Но тогда спектральные цвета не были такими колоритными, граница меж ними была нечёткой. А это сегодняшнее скопление ну просто потрясающе!

...Вновь топчем промокшими башмаками ступени в глубочайшем снегу, взбираясь по высочайшему крутому склону. Длинный изматывающий путь, не требующий, к счастью, технических ухищрений.

...Сколько прошли после привала Не запирайте вашу дверь, 13 глава — час? Два? Либо всего 15 минут? Чувство времени совершенно задавлено вялостью.

...В конце концов выкарабкались на седловину. Путь в вышину: выносливость, длительное упорство, преодоление вялости и ужаса, дурного настроения и раздражения, недомогания и сумрачных предчувствий.

И сейчас — блаженная неподвижность. И тишь. Большущая! Неописуемая — бездонная, бескрайняя. И вокруг залитый ею большой мир в Не запирайте вашу дверь, 13 глава снежно-ледовом сверкании. И пот на губках — солёное вино победы.

Горы обступили, впритирку приблизив и круто задрав горизонт, иззубрив его снежными гребнями, массивно контрастирующими с небом, набирающим всё огромную яркость синевы.

Такая краса кругом, таковой размах, таковой простор!

Перехватило сердечко. Сдавило душу. Это не мед, не сердечная Не запирайте вашу дверь, 13 глава дефицитность. Быстрее, её избыточность — переполняющее всё твоё существо чувство экстаза, его физическое чувство, рождающее не поддающуюся объяснению сладкую боль в глубине потрясённого сознания. Кажется, Станислав Лем гласил, что у людей грядущего пребывание в горах станет таким же элементом культуры, как чтение книжек, как общение с музыкой...

...Начали спуск в забитое Не запирайте вашу дверь, 13 глава снегом ущелье. На каждом шагу глубоко проваливаемся. Нередко, зависнув на ранце, беспомощно болтаем ногами в пустоте меж заваленных снегом каменных глыб. В глубине отчётливо слышно журчание талой воды. Мука страдальческая!

Слева вертикальная скальная стенка с небезопасно нависшими снежными карнизами. Откуда-то с её верха упала лавина и Не запирайте вашу дверь, 13 глава, громыхнув по кулуару, сорвала камнепад. Это смертоносное месиво грохнулось на наши свежайшие следы практически за спиной...

Скользя, спотыкаясь, падая, застревая меж невидимых под снегом камешков, проваливаясь в бегущие под снегом ручьи, продолжаем спуск. Злосчастный мистер Пробеж почаще не ногами идёт, а на четвереньках ползёт.

...Длинный, мучительный и опасный траверс крутого снежного Не запирайте вашу дверь, 13 глава склона под стенкой камнепадоопасных скал. Со стенки грохочут водопады. По вертикальной бурлящей воде с грохотом рушатся камешки. Неприятно. Но обычно — ситуация, как на родном Кавказе в вешнее межсезонье.

...Равномерно снега становится меньше. Через полтора часа спустились в тропические заросли. Чуток ниже границы леса на обтаявшей наклонной каменистой Не запирайте вашу дверь, 13 глава площадке посреди деревьев стоит палатка. Около неё лаского воркует влюбленная парочка – юные британцы из Глазго. Молвят, что забрались сюда отдохнуть от цивилизации: — Вы-то нас осознаете?..

...Скинули уже полтора километра высоты, а ещё спускаться и спускаться! Сейчас — через густые тропические заросли по забитому снегом крутому руслу ручья. Оскальзываемся на Не запирайте вашу дверь, 13 глава влажных стволах упавших деревьев, на оледенелых камнях. Проваливаемся в ледяную воду. Сползаем по скользким скальным стенам повдоль водопадов. Перебираемся по влажным брёвнам и снежным мостикам через притоки. Если тут кто-то сломает ногу... Стало понятно, почему многие экспедиции тут навешивают перила.

...Обратный склон ущелья Барун — крутые горы, заросшие непролазными джунглями. Там очевидно Не запирайте вашу дверь, 13 глава никогда не ступала нога человека. Там могут ждать любые, самые волшебные и страшные неожиданности. И не только лишь «снежный человек», но огромные динозавры могут обитать тыщами. И места хватит, и пищи, и никто их не потревожит.

...Наше ущелье равномерно переродилось в каньон. По краям узенькой щели – уходящие в Не запирайте вашу дверь, 13 глава небеса вертикальные горы. С трудом пробираемся повдоль левой стенки. И вот, на девятом часу изнурительной ходьбы, наконец оказываемся на орографически правом склоне ущелья Барун. Вышли из каньона в один момент — как будто шагнули из мглы на свет через трещинку в стенке.

...Место именуется Цяте. Тут обычно останавливаются на бивак Не запирайте вашу дверь, 13 глава все экспедиции, идущие на Макалу.

Снега практически нет. По сравнимо ровненькой каменной площадке бегут прозрачные ручьи. Рядом с нашими палатками они водопадом срываются со стометрового скального обрыва к бурлящей понизу реке. Река броского изумрудного цвета.

Над палатками нависают горы. В просторной и сухой скальной нише безупречное место Не запирайте вашу дверь, 13 глава для костра. Костёр беспощадно дымит, вызывая у нас кашель. Ядовитый дым ест глаза. А шерпы дым не замечают.

Вокруг серебряный переплеск потоков, калоритные цветочки, незнакомые деревья. Они обросли длинноватыми бородами мха и лишайников. Вот бы здесь задержаться, некоторое количество дней порисовать!

...Ветер утих, и воздух как будто застыл. Пламенный закат Не запирайте вашу дверь, 13 глава освещает крошечные наши палатки среди Гималаев. И нас, усталых, притихших.

...Равномерно солнце понижается, и денек медлительно потухает. Мороз крепнет по минуткам. В больших горах времена года изменяются по пару раз на денек. Мы ещё не отошли от солнечного пекла, а уже начинаем подмерзать.

...Густеющие сумерки плавненько кутают безгласные горы, равномерно расцвечиваясь Не запирайте вашу дверь, 13 глава мерцающими звёздами. Становясь всё ярче и увеличиваясь в количестве до немыслимой бесчисленности, звёзды в небе искрятся, как снежинки.

…Сине-бирюзовая ночная тишь повисла вокруг... Мелькают в лунном свете горы... Звёзды над нами, как и мы, дрожат от холода... Холод, как и голод, провоцирует воображение. И, как папу Не запирайте вашу дверь, 13 глава Карло когда-то грел нарисованный на кусочке старенького холста очаг, так нас во сне греют мемуары о тепле родного дома и близких людей.

...Прохладный, мерцающий звёздный свет освещает наши тёплые сны...

15 апреля.

Ночь светлая.

К утру задул, крепчая, ледяной ветер из верховьев Барунского ущелья.

Подъём в 5-00. Очень холодно Не запирайте вашу дверь, 13 глава. И от реки сыровато, промозгло. Замшелые деревья жутковатыми призраками темнеют через туман.

...Лица у нас у всех красноватые и распухшие. К носу, к ушам и скулам нереально притронуться. Губки в трещинках и коростах. Ни ложку в рот взять, ни к кружке приложиться, ни расхохотаться, смотря друг на друга. Вчерашнее солнышко Не запирайте вашу дверь, 13 глава на снежных склонах Шиптон-Ла отлично нас поджарило. Смотря на наши лица, шерпы от всего сердца веселятся. Им-то жгучее горное солнце нипочём, их защищает смуглость кожи и грязь. Наши портеры никогда не испытывают потребность смыть с себя ночной сон либо дневной пот и дорожную пыль. Похоже, что с водой они Не запирайте вашу дверь, 13 глава соприкасаются только при переправе вброд. Вобщем, там, где полгода хлещут муссонные ливни, вправду может развиться некая водобоязнь. Она понятна и простительна.

...С рассветом уходим — в розовую зарю, через плотный розовый туман – через заснеженные тропические заросли ввысь по ущелью.

...Продираемся через залепленное смёрзшимся снегом переплетение древесных стволов, веток Не запирайте вашу дверь, 13 глава и корней. Перебираемся через каменные завалы. Слева над нами горы уходят ввысь практически вертикально. Справа — вертикально вниз. В тёмной глубине каньона гремит река. Идём, пересекая крутые «живые» осыпи. Тут все составляющие их каменные полиэдры неустойчивы. На каждой грани — свежайший скол. Над головой нависли каменные глыбы.

Солнце осенило борт ущелья Не запирайте вашу дверь, 13 глава, по которому поднимаемся — сходу резко возросла камнепадная опасность. Перебегаем на другой сберегал по нависшему над бурной водой снежному мосту. Вдруг страшный грохот со склона, где не так давно шли. Каменный блок упал вниз! В нём несколько тонн веса...

Склон, по которому сейчас идём, пока в тени. Нависающие камешки ещё сцементированы со Не запирайте вашу дверь, 13 глава стенкой ночным морозом. Камнепад маловероятен. Но всё же неприятно чувствовать себя под смертельным прицелом.

...Далее — траверс крутых глинистых склонов. Ступени не больше столовой ложки — только рантом башмака зацепиться. То лезем круто ввысь, обходя скальные сбросы, то сползаем круто вниз к зелёным террасам у воды — к комфортным полянкам, поросшим Не запирайте вашу дверь, 13 глава ароматным можжевельником.

Макалу всё почаще выглядывает из-за поворотов, и вот уже повсевременно нависает над ущельем, стоя по пояс в облаках.

В душе экзальтированный трепет, как бывает в храме. Мы, вправду, как в храме, где купол — высочайшее небо, и под ним алтарь — Макалу.

Величавая Гора не парит над миром, а Не запирайте вашу дверь, 13 глава царствует над ним, исполненная плюсы и величия. Макалу, как монарх на свиту придворных, глядит из поднебесья на окружающие горы. Графика её циклопических склонов быстра и упруга. Динамика снежной, скальной и ледяной крутизны обвораживает и завораживает. Вот она – давно ожидаемая, материализованная мечта!

Состоится ли восхождение? Будет ли удачным? Потаенна. Потаенна Не запирайте вашу дверь, 13 глава судьбы...

«Кто любит, тот любим», — поёт Гребенщиков. Так ли? Мы-то любим Макалу. А она нас?

Пообщаемся с Горой — узнаем. И о для себя любой из нас что-то новое обязательно выяснит. Восхождение — всегда творчество. А творчество отрадно и вдохновенно, но тяжело. Творчество всегда — преодоление. И всегда новое Не запирайте вашу дверь, 13 глава познание.

...Через три часа добрались до урочища Янг Кхарка. Высота 3865. Ущелье расступилось. Тут широкая зелёная поляна с песчаными пролысинами, поросшая колющимся кустарником. Размеренная река в низких мягеньких берегах. По сторонам превосходные горы с водопадами. Над ними, совершенно близко, ослепительно полыхают ледяные верхушки. Впереди высочайший вал старой конечной морены, заросший Не запирайте вашу дверь, 13 глава сосновым, рододендроновым и можжевеловым лесом. Высоко над ним вдалеке сиреневая скальная стенка. На труднодоступной высоте в стенке загадочное круглое отверстие. Грот? Пещера? Вот бы туда забраться! Жалко, нет времени.

В центре поляны небольшой каменный храм. Снутри статуя Будды и алтарь. Он увешан ленточками с мантрами, и засыпан Не запирайте вашу дверь, 13 глава монетами. Агафонов добавил ещё, прося фортуны для нашей экспедиции.

Около храма молитвенная стенка из камешков. Камешки богато орнаментированы витиеватыми буддистскими текстами. Рядом на больших буковых шестах огромное количество вертикальных белоснежных флагов с текстами молитв. Поближе к лесу — хижина из одичавшего камня, с низким входом. Над крышей трещат на ветру гирлянды разноцветных Не запирайте вашу дверь, 13 глава молитвенных флагов — как торжественные флаги расцвечивания на корабле.

Наползают тучи, цепляясь за маковки сосен. Скоро солнце померкло в тумане, стало мутным, мерклым и отдалёким. С близких ледников потянуло холодом. Пошёл снег.

...Устраиваемся на бивак. Вдруг обезумевший ветер, как будто сорвавшись с привязи, скачком ринулся на нас. Хватаемся за расстеленные на Не запирайте вашу дверь, 13 глава земле полотнища палаток. Они, раздувшись как аэростаты, рвутся из рук, грозя умчаться в пасмурную даль. Маленькая гневная схватка с вихрями — кто кого... Мы одолели!

...Портеры устроились на ночлег совместно с Буддой, развели костёр около алтаря.

А в тёмной и прокопчённой хижине Саша Алейников варит на дымном костре козлятину. Запах Не запирайте вашу дверь, 13 глава потряхивает гастрономические чувства и активизирует слюноотделение.

Генерал настроил спутниковый телефон и передал в Краснодар еще одну информацию.

Свежесть вокруг потрясающая, в городской тесноте и духоте полностью невообразимая. Ветер могуче гудит в кронах сосен, раскачивая их, как камыш.

...К вечеру снегопад закончился и ветер утих. Но снова Не запирайте вашу дверь, 13 глава не могу отрисовывать — ничего не видно из-за тумана. Грустно. Это у юности в припасе вечность. У меня уже нет. Я очень боюсь не успеть сделать того, что должен, что могу сделать только я и никто другой. Не люблю вечера. Они всегда заполнены горечью. Они пронизаны грустью от сознания стремительно, безо всяких Не запирайте вашу дверь, 13 глава следов и никчемно пролетающей жизни. Почему-либо, при подведении итогов, всегда оказывается, что изготовлено еще меньше, чем хотелось.

Когда-то в молодости я открыл себе горы. Позже себя в горах. Позднее понял горы внутри себя. Потом открывал горы для других людей, как инструктор. И вот сейчас Не запирайте вашу дверь, 13 глава открыл себя для гор и для людей, как живописец, изображающий горы.

Стараюсь показать людям горы не издалече, не снаружи, какими их все знают, а поблизости, впритирку, изнутри. Так лицезреют немногие.

Горы, как искусство – краса и величие, искренность в отношениях с самим собой. А искусство – это любовь. Оно рождено любовью, и любовь Не запирайте вашу дверь, 13 глава рождает. Оно идёт от сердца, и обращено к сердечку. Искусство – это искренность. И, чем меньше живописец озабочен выражением собственной особенности, тем быстрее и ярче она бывает выражена.

Быть художником, по-моему, труднее, чем музыкантом. Ведь живописец соединяет воединыжды внутри себя и исполнителя, и композитора, и музыкальный инструмент, и Не запирайте вашу дверь, 13 глава его настройщика.

Фуррор либо неуспех художника — в нём самом. По Сеньке и шапка. Большенному топору — огромное плаванье! Естественно, в один прекрасный момент поняв это, очень тяжело отрешиться от обычных извинительных мотивировок собственных творчеких неудач. Тяжело признать своё несовершенство. Здесь как раз уместно вспомнить известного Куинджи, сказавшего в один прекрасный Не запирайте вашу дверь, 13 глава момент: «Объяснить-то всё можно. А ты возьми, да одолей!»

Вобщем... Не помню имя поэта, кажется кто-то из британцев, стихи его в память запали:

Я — никто. А ты — ты кто?

Может быть — тоже — Никто?

Тогда нас двое. Молчок!

Чего хорошего — выдворят нас за порог.

Как невесело — быть кем-нибудь.

И Не запирайте вашу дверь, 13 глава — весь июнь напролёт

Лягушкой имя своё выкликать

К экстазу местных болот.

...После пищи забились под крыши. Кто — под дырявую крышу из прелых буковых циновок. Кто — под калоритные, разноцветные, непромокаемые капроновые крыши. Всем идиентично холодно и промозгло. Из гончаровского диктофона, разгоняя нашу тоску, поёт бессмертный Визбор.

Горы то вполне открываются, то Не запирайте вашу дверь, 13 глава смутно проступают через пасмурную вуаль неясными силуэтами — самое акварельное состояние! Взялся за работу. Но солнышко, отдельными участками контрастно и красиво освещавшее далекие горы, сейчас пропало. Свет мутный и неопределенный, цвет вообщем отсутствует, — окружающий пейзаж стал монохромным. А через четверть часа повалил снег и задул ветер. Пока я метнулся к Не запирайте вашу дверь, 13 глава палатке за зонтиком, чтоб укрыть работу, порыв ветра сорвал с планшета бумагу и вкупе с клавишами зашвырнул куда-то в середину близкого облака…

Решил повторить попытку. Макая кисти в уже леденеющий у берега Барун, пишу сумрачную акварель — вид вниз по ущелью, в сторону перевала Шиптон-Ла. Вдруг, совсем непредсказуемо, откуда Не запирайте вашу дверь, 13 глава-то с боковой стороны через туман прорвалось колоритное солнце и всё в природе поменялось до неузнаваемости!.. Но скоро опять всё потонуло в серости еще одного приступа плотного снегопада... А позже последовала новенькая солнечная атака — сейчас пронзительные лучи броского света зажгли радугу над снегами! Позже мир резко угас Не запирайте вашу дверь, 13 глава, как электричество отключилось.

Восторгаясь природой и удивляясь своей выдержке, полностью тихо, без психоза внутренне перестраиваясь и переделывая всё поновой, закончил-таки акварель. Она вышла даже полностью солидной. Хоть и никак не походит ни на мой начальный план, ни на то, что было в природе по сути.

Никак не усвою Не запирайте вашу дверь, 13 глава, от чего зависят в моей работе фуррор либо беда. Время от времени с экстазом работаю, отрадно и вдохновенно, а в конечном итоге выходит ерунда. А время от времени через силу, с страшным преодолением работается, практически с омерзением, на одном только чувстве долга и ответственности, а внезапно появляется сильное произведение. Удивительно это Не запирайте вашу дверь, 13 глава. Есть в этой не поддающейся объяснению непредсказуемости и абсолютной от меня независимости какая-то потусторонность. Потаенна какая-то неизвестная, но красивая, влекущая, заставляющая вновь и вновь браться за кисти в надежде на новые веселые озарения.

А более продуктивно и действенно мне работается не в душноватой, прокуренной мастерской под Не запирайте вашу дверь, 13 глава бдительным и обидчивым контролем серьезного городского актуального распорядка, а на воле встреч и общений, посреди друзей-странников, бродяжников-бражников, когда как-то само собой появляется благотворное, благодатное и созидательное, действенное рабочее состояние...

...Длительно экзальтированно следил, как изменяются вечерние краски на склонах гор, на небе и на кипящих Не запирайте вашу дверь, 13 глава в нём тучах. До чего ж всё прекрасно, совсем, гармонически в этом грозном, вздыбленном мире!

...Небо заслонили тёмные громадины гор. Меж ними в вышине зажглись переливчатые разноцветные звёзды. Но скоро их впитали тучи. И пришла ночь. Беззвёздная, очень тёмная, душноватая, ветреная и прохладная.

...Перед сном Эдик неплотно завинтил флягу с чаем Не запирайте вашу дверь, 13 глава, и он вылился на мой спальник. Приснилось ночное купание в Чёрном море.

16 апреля.

Уплотненная чернота в ночном небе, просвистанном прохладным ветром, равномерно сменяется блеклой, мутной белёсостью. Под утро стукнул мороз. Снаружи палатки покрылись льдом, снутри – инеем. Влажный спальник примёрз к полу.

За ночь небо очистилось от туч. И в верховьях Не запирайте вашу дверь, 13 глава ущелья ещё одна высочайшая незнакомая гора озарилась рассветом.

— Эверест! — с уважением промолвил сирдар Тенги и молитвенно сложил ладошки под подбородком.

С бумажками в кулаках рассевшись по утренней нужде в рододендроновском лесочке, любуемся, как тёплые лучи восходящего солнца разгораются на высокой верхушке планетки. Не каждый денек доводится Не запирайте вашу дверь, 13 глава созидать такое.

…Сила, спокойствие и мудрость источаются Гималаями... Всё ещё не верится, что мы вправду находимся в величавых горах, всё ещё невероятна сама возможность оказаться в этих знаменитых местах, убедиться в действительности их существования.

…Двинулись далее ввысь длинноватым зигзагообразным оковём. Над нами в вышине игра солнца с тучами и белизной горных склонов Не запирайте вашу дверь, 13 глава — ослепительная на фоне густой небесной синевы.

В ледяном воздухе запах хвои. Карабкаемся ввысь по крутым склонам, процарапываясь через плотные заросли, получая по жарким ушам и лбам заледенелыми ветками. Нередко срываем дыхание, глубоко проваливаясь в снег. Выдыхая клубы пара, пробиваемся через сугробы. Спотыкаемся об заледенелые камешки, оскальзываемся на заснеженных глиняных Не запирайте вашу дверь, 13 глава откосах.

Денек ветреный, прохладный и угрюмый. Синь небес небережно заляпана сероватыми пятнами лохматых туч.

...Поднялись до границы леса. Выше нет ни деревьев, ни кустов – длительно не увидим сейчас зелени.

...Затяжной подъём по глубочайшему снегу. Вошли в грозный каменный цирк. Вокруг скальные стенки с нависающими карнизами. С их то и Не запирайте вашу дверь, 13 глава дело грохочут обвалы. Накатило чувство тоски, бесприютности и полной слабости. Гималаи такие большие! А мы такие крошечные, просто уязвимые, беззащитные...

...Миновали древнейшую молельную стенку. Над ней высоко в вертикальной горе обширное отверстие. Молвят – конкретно в этой пещере Будда без еды, повсевременно медитируя, провёл в одиночестве 12 лет. Только в Не запирайте вашу дверь, 13 глава один прекрасный момент пришла снизу дама по имени Сузата и накормила его сладостной рисовой кашей. Конкретно тут Будда понял божественный смысл жизни и обрёл способность творить чудеса.

Про чудеса не знаю. Но если 12 лет никто не мешал, вправду можно было много неплохого, прекрасного и полезного придумать и Не запирайте вашу дверь, 13 глава сделать.

...Под снегопадом пришли в урочище Йя Кхарка. Высота 4500. Сильный ветер и мороз. Проваливаясь практически до пояса, под пургой топчем в снегу площадки для палаток. Бедолага Пробеж крупно дрожит. Не выручает его и российская шапка-ушанка, плотно завязанная под подбородком.

...Юрий Агафонов и Витя Буйленко попробовали связаться с базисным лагерем. Тишь в Не запирайте вашу дверь, 13 глава эфире.

...К вечеру пурга закончилась. В верховьях ущелья висят чёрные тучи, позолоченные бьющими из-за их лучами солнца. Над головой ярко-синее небо. А вниз по ущелью — волнистое море ослепительных туч. Облака многоярусные, плотные, контрастные — красивые!

...Эдик Гончаров сетует на сильную зубную боль. Зуб захворал под «мостом Не запирайте вашу дверь, 13 глава». Наш доктор Лёша Яковенко потрясающий хирург. Ему бы чего-нибудть у кого-нибудь отрезать. Зубная боль его не побуждает. Даже не стал походную аптеку распаковывать: — Полощи водкой! Само пройдёт...

...Вокруг королевство тишины, пронизанное оранжевым закатным сверканьем, заполненное шорохом и посвистыванием ветра. Ветры гор не похожи на городские ветра — нервно-порывистые, рваные Не запирайте вашу дверь, 13 глава и дёрганые, спотыкающиеся о дома и заборы, путающиеся в запятанных подворотнях. В горных ветрах нет пыли, шелеста мусора, гула стёкол, дребезга трамваев и авто зловонья. Они дуют ровно и массивно, свежо и чисто... Сейчас они летят туда, где мы уже были — оттуда, где мы скоро будем, куда ещё Не запирайте вашу дверь, 13 глава только поднимаемся.

...Ветер разогнал нацеплявшиеся на верхушки облака, и ничто не мешает прекрасному золотому свечению заката, обещающему морозную звёздную ночь и колоритное солнечное утро.

Всё вокруг равномерно окрасилось торжественно-пурпурными, потом тревожно-фиолетовыми тонами. Позже все цвета разом поблекли, и появился всеохватный перламутрово мерцающий свет. С пришествием сумерек Не запирайте вашу дверь, 13 глава небо стало ярко-бирюзовым. По мере того, как оно темнеет, на небосклоне возникают трепетные звёзды. Медлительно выплыл из-за острозубого горизонта большой, броский, совершенно маленький лунный диск. Можно подскочить и сбить лыжной палкой. Можно набросить верёвку, пристегнуться карабином и — в полёт через ночь. Но не охото прыгать. Приятно длительно молчком Не запирайте вашу дверь, 13 глава и бездвижно глядеть на это волшебство прелестное и слушать тишину ночи. Луна висит над циклопическими горами, проливая на их серебристое сияние.

Из аметиста и агата,

Из задымлённого стекла,

Так умопомрачительно покато

И так загадочно плыла,

Будто бы «Лунная соната»

Нам сходу путь пересекла.

…Эдик стонет...

17 апреля.

Небо, пробуждаясь Не запирайте вашу дверь, 13 глава, вспыхнуло оранжево-золотистым сиянием из-за больших горных кряжей.

Мы завозились в собственных палатках, собираясь в дорогу. Когда выкарабкались наружу, — стукнуло жёстким ветром в лицо и обхватило морозом.

Откопали из-под смёрзшегося снега заледенелые палатки. С хрустом свернули. Но они не помещаются в чехлы. Разборные палаточные дуги смёрзлись и не желают Не запирайте вашу дверь, 13 глава разбираться. Мороз пронзает пальцы острой болью.

Горы, покрытые свежевыпавшим снегом, в этот рассветный час являют собой зрелище величавое и необыкновенное. Они незнакомые, без сверканья и блеска. Горы матовые. И лохматые, как детские игрушки.

Рассвет возродил контрастность и придал плоским силуэтам гор гранёную объёмность. Пламенный свет медлительно разлился по заснеженным склонам Не запирайте вашу дверь, 13 глава. В теплеющем небе, как градина, дотаивает луна.

…Гончаров на завтрак ест анальгин и к десне прикладывает анестезин. Это Саша Алейников снабдил его пилюлями из собственной личной аптечки.

...Поднимаемся по наклонному снежному полю. Ступени не прессуются и совсем не держат наш вес. Глубоко проваливаемся в перемёрзший пылеобразный Не запирайте вашу дверь, 13 глава снег.

Слева в вышине сверкает прекрасная скально-ледовая стенка пика № 6. Обвал с неё в позапрошлом году чуть ли не похоронил экспедицию из Кузбасса.

…Денек равномерно разгорается, набирая силу. Ветер смёл с неба облака, как будто откинул прядь седоватых волос с голубых глаз. Солнце светится тепло и ясно. И равномерно раздевает Не запирайте вашу дверь, 13 глава нас.

…В небесах покой. Тёмно-синее, с примесью сиреневого цвета, близкое небо над нами беспредельно, бездонно, идеально. Ранец за спиной тихо, равномерно скрипит в такт шагам, как крылья в медленном плавном полёте…

Идём час за часом безостановочно. И параллельно нам идут по небу редчайшие облака. Мы с ними идём в Не запирайте вашу дверь, 13 глава одну сторону, идём вкупе, с энтузиазмом и симпатией посматривая друг на друга. Горы позволяют утолить обыденную для городских пешеходов тоску по небу.

... В полдень генерал Агафонов установил по рации связь с нашим базисным лагерем. У ребят всё в полном порядке. От вертолётной площадки на 4800 они за три Не запирайте вашу дверь, 13 глава денька перетащили весь экспедиционный груз на 5700 и оборудовали Базисный лагерь. На данный момент они работают на Горе, ставят промежные высотные лагеря на 6100 и 6400.

...Перечёркивая крутой снежный склон пунктиром следов, идёт группа альпинистов. Идти тяжело: подламывает ноги вялость… солёный едкий пот, заливая глаза, струится по лицу... Лёгкие с трудом фильтруют из Не запирайте вашу дверь, 13 глава водянистого воздуха драгоценный кислород. Сердечко захлёбывается, сбивается с ритма. Изнурительная, однообразная, одинаковая, безотрадная работа. Руки, перетянутые в плечах грузовыми лямками ранца, отекают и отнимаются. Усталось невыносима. Но терпишь. Так как привык вытерпеть. Так как терпеливость — одно из критерий игры с горами. Вялость привычна и, в общем, переносится нормально — только мускулы, пульс Не запирайте вашу дверь, 13 глава и дыхание заняты ею до максимума, а сознание на эту постоянную и неотклонимую восходительскую спутницу не отвлекается. Вялость заблаговременно запланирована, как затратные расходы на удовлетворенность восхождения.


nebakterialnie-infekcii-urogenitalnogo-trakta.html
nebankovskih-kreditnofinansovih-organizacij.html
nebesi-podobnaya-obitel-doklad.html